Воскресенье, 17 Март 2013 05:33

Эметовская былина

Автор 

Читают Мария Бойко и Юрий Луковенко.

Давным-давно, когда люди еще понимали язык птиц и цветов, еще до Великого Потопа, в небесных чертогах прославились два Ангела. Один был родоначальником всякой человеческой силы, доблести и могущества, а второй, вернее – вторая, поскольку это была божественная Дева – была родоначальником женской красоты и целомудренности.

Могучего небесного воина звали мужественным и грозным именем Хаджибей; а прекрасную небесную Деву -  женственным и музыкальным именем Куяльник. Не часто бывает, чтобы Великие сходились характерами, но наши двое небожителей привечали друг друга и все больше держались вместе. Вскоре стали поговаривать на Небесах о свадьбе между ними. И небеса ликовали, ибо все времена не было пары благородней и величественней, чем Хаджибей и Куяльник.

Но небесные подвиги и победы более не удовлетворяли их. И захотелось им в качестве свадебного путешествия спуститься на грешную землю, посмотреть, кто обитает в сей таинственной и незнакомой дали.

Как их не отговаривали другие боги, что нечему там дивиться – племя там живет человеческое, скудоумное и мелкотравчатое, но хитрое и коварное, так что Сам Бог-Вседержитель на них гневается и скоро собирается затопить землю водами поднебесными – ничто их не могло остановить, и они спустились на землю. Немало они путешествовали и везде видели, как умножились человеческие пороки, что люди стали неисправимы. На земле царили гигантские огнедышащие драконы и порочные люди служили им, а добрые отдавались Драконам на съеденье.

А вот уже с Небес стали звать путешествующих Ангелов обратно, ибо время, которое отпустил Господь людям на исправление, вышло, и скоро должен был начинаться Всемирный Потоп.

Но воспылали безмерной жалостью к человекам сердца наших Героев: люди-то ведь и сами страдают от своих пороков, но сделать с этим ничего не могут. А ведь Зло-то – оно ни в огне не горит, ни в воде не тонет – истребятся эти люди, после них новые пойдут, Зло снова воцарится и станет еще пуще прежнего. И решили они остаться на Земле, чтобы подарить свои небесные силы людям – в прозрение и исцеление.

На Небесах разнеслась великая скорбь – молодая чета – гордость Небес уходит от нас и жертвует собой! И ради кого – племени низкого, неблагодарного, продажного не за понюшку табаку. Но делать нечего – как решили поступить Хаджибей и Куяльник – так и сделали, и никто их не смог отговорить. А там и Мировой Потоп начался, покрылась водой вся земля, даже самые высокие горы; и наши Ангелы, как высоки они ни были, так же погрузились под воду, заснули глубоким сном и растворились в затопившем все океане.

А когда вода после положенного срока пошла на убыль и сошла в свои законные пределы, в некоем заповедном месте вновь возникшей суши родились два Священных Озера. Одно возвращало жизнь погибшим нечаянной смертью, а живым давало могущество, и его силу назвали ЖИВОЙ ВОДОЙ. Другое дарило людям исцеление и красоту, и его силу навали МЕРТВОЙ ВОДОЙ.

Когда люди снова размножились на земле, прознали они о Живой и Мертвой воде и со всего света отправлялись на поиски ее. Но лихие, злые люди не могли найти эти Озера, ибо земля между Озерами, на которой простирались крылья наших спящих Ангелов, не впускала их туда. А злыми люди становились оттого, что огнедышащие Драконы, уничтоженные Потопом, теперь стали невидимыми и от этого еще сильнее, поскольку незаметно завладевали слабыми душами людей. И хотя снова умножилось Зло на земле, но теперь и Добро было не менее сильно, ибо теперь появились и  добрые витязи, которые черпали в Священных озерах свою силу и непобедимость и посему могли дать Злу отпор. О тех временах были сложены легенды и сказания, и в них всегда Добро побеждало Зло, что тогда было былью, а вовсе не сказкой как сейчас.

Хотя наши Ангелы спали и сквозь сон дарили людям свои силы, но души их, будучи веками разлученными, глубоко тосковали друг по другу.

Однажды посланцы великого племени кельтов – благородных рыцарей, всегда стоящих на страже Добра и готовых защитить слабого и униженного, когда пришли к Озерам наполнить меха живой и мертвой водой, услышали, как тоскуют разлученные души Ангелов. Их ясному взору открылась великая жертва небожителей ради людей, и донесли они это своему верховному Рыцарю.

Могучий старый рыцарь, некогда столь же непобедимый на земле, как и Хаджибей на небесах, теперь превратился в мудрого старца. До самого сердца затронул его рассказ гонцов. Опечалился он безмерно и впал в глубокую думу. Три дня ничего не пил, не ел, никого не велел к себе пускать, а скорбел о великой безответной жертве Ангелов, о которой никому не ведомо, о том, что их души уж много веков без всякой благодарности людей страдают в беспросветной разлуке и одиночестве. И когда казалось, разорвется от горя сердце старого рыцаря, Небеса, подивившись человеческому благородству, решили помочь людям облегчить участь Ангелов-отступников. Просветлело чело старого Кельта, великое прозрение снизошло на него.

Собрал он весь народ свой и молвил такое слово:

«Уже много веков мы являемся непобедимыми рыцарями, потому что нам ведома тайна Живой и Мертвой воды. Но открылось мне, что достигнуто это великою жертвою нездешних существ, Ангелов горних, которые как два светоча встретились на небесах, но ради достойных людей спустились на землю, а иначе Зло всех бы поглотило. Они любили друг друга как нам не дано любить, но вот утратили и свою родину, и друг друга ради нас. Можем ли мы, с холодным сердцем пользоваться их благами, не тревожась, как их отблагодарить, как им помочь? Будем ли мы безучастны или поможем своим благодетелям?»

Затаив дыхание слушали рыцари речь своего вождя. Но еще не успели смолкнуть последние звуки его вопроса, как из неисчислимых благородных кельтских душ, внимавших мудрому старцу, вырвалось: «ПОМОЖЕМ!!!»

«Я ничего другого и не ждал, - продолжил внешне совершенно спокойный, но ликуя в душе Верховный Рыцарь. – Но знайте, для того, чтобы утешить страдание наших спасителей и соединить разлученные сердца, нам тоже придется принести большую жертву: оставить свои родные места – земли с могилами предков, свои недоступные для врагов крепости и уютные дома, свои родные леса, где нам знакома каждая кочка, каждая травинка, а каждая птица предупредит о подкравшихся лазутчиках, и каждое дерево закроет нашу спину от отравленной стрелы. Нам придется отправиться в смертельно опасный поход сквозь земли неисчислимых орд наших врагов. И тем, кому удастся дойти до Заповедной Земли между двумя Озерами с Живой и мертвой водой, должны будут поселиться на этой Земле и жить на ней так и возделывать ее так, чтобы на этой земле образовался невидимый Мост между Ангелами-Озерами и они смогли снова быть вместе хотя бы своими душами.

Снова ненадолго воцарилось напряженное молчание, но вот навстречу  старому рыцарю выдвинулся тот, чье слово значило почти столько же, сколько и слово вождя - могучий богатырь, на голову возвышающийся над своими соплеменниками, краса и гордость кельтской дружины, в бою стоивший сорока:

«Пресечется источник жизни и исцеления, тогда и мы не устоим перед тем, что нас окружает, подобно саранче неисчислимой. Да и если мы не будем стремиться быть такими же как небожители, ради нас все отдавшие, за что мы тогда вообще сражаемся, зачем нам тогда  небо коптить – мы и сами уподобимся саранче, смешаемся с ней. Если мы оставим земли отцов, потомки нас поймут; но если мы не выполним свой рыцарский долг – потомки наши выродятся и нас проклянут.

Снова на мгновенье воцарилась тишина, а затем взорвалась ликующим гласом всех присутствующих в этом миг судьбы: «Правильно, лучше всем умереть в смертном походе, чем выродится от малодушия и трусости! Не убоимся опасного похода! Создадим в Межозерье Царство Света и Добра!!»

Основательны и неспешны были сборы. Тщательно проложили самый безопасный маршрут. У соседних дружественных кельтских племен были испрошены дополнительно к имеющимся лошади, телеги, оружие и  золото, чтобы покупать в дороге еду и все необходимое. Свои земли и дома рыцари передали родственникам и друзьям из этих племен. На прощальной трапезе перед походом все причастились из того запаса, который принесли недавно посланники: вначале мертвой воды, отчего исцелились их раны и болезни, затем живой воды отчего удесятерились их силы и даже немощные старики, которые уже и ходить не могли, бодро сели в седло.

Враги, своим множеством подобные саранче, долго не могли понять, куда направилась маленькая армия рыцарей со своими семьями, и оробев от их решительного продвижения, старались не попадаться у них на пути. Но затем их темные жрецы, проникли в тайну их пути и решили во что бы то ни стало не дать создать царство Света и Добра в Межозереье – если им самим туда доступа нет, то и рыцарей туда впускать нельзя.

Стали они устраивать засады, пытались нападать на обоз, чтобы уничтожить беззащитных стариков и детей, но рыцари, укрепленные Живой и Мертвой водой, косили их как траву. Но постепенно стали иссякать силы героев и запасы волшебных вод. А враги объединились, подтянули несметные силы и с дальних земель, осмелели и стали нападать целыми армиями. Продвижение к заветной цели все замедлялось. Из тысяч семей остались в живых только сотни, но они все-таки дошли до Земли Заповедной. Однако здесь их ждало последнее самое опасное испытание. На пути у них темные орды успели построить неприступную крепость и послали к ним своего гонца: «Пока вы сюда шли, всех по дороге растеряли! Так возвращайтесь-ка обратно и передайте всем, кто смел до сих пор нам противостоять, что больше волшебной воды не достанется никому: мы уничтожим эти озера, а потом уничтожим всех, кто будет противиться нашему мировому порядку! Что мне передать Верховному Темному правителю?»

Старый рыцарь, оглядев своих немногочисленных оставшихся в живых соплеменников, словно принимая от них силу и согласие, ответил очень тихо, но с несгибаемой волей: «Передай своему господину,  что среди кельтов отродясь не было трусов и предателей. Мы стоим на пороге Межозерья и исполним свой долг или умрем все до одного!»

Причастившись последними остатками волшебных вод из Озер, до которых уже было рукой подать, раздав оружие всем от малых детей до глубоких стариков и расцеловавшись на прощанье, они молча двинулись на штурм неприступной вражеской крепости – последней преграды на пути к Межозерью. Белые крепостные стены чернели от несчетных темных воинов, предвкушавших легкую победу. Рыцари были обречены и они и их враги знали об этом.

Но никто не знал, как вострепетали души Ангелов, пораженные героизмом горстки отважных людей. В свои самые тяжкие и грустные мгновенья впавшие в оцепенение небожители сомневались: не напрасна ли их жертва, как мало на земле достойных принять Живой и Мертвой воды. Но в этот миг воспрянули они: нет, все-таки есть и среди людей подобные небожителям; ради таких не жаль и Небеса потерять. И проснулись они на мгновение, и взметнули они свои воды и протянули навстречу решительно движущейся  на смерть горстке отважных героев свои невидимые крылья; и вмиг разрушили неприступную крепость и смели засевшие в крепости темные орды с дороги рыцарей-кельтов.

Но, расчистив путь своим спасителям, обессиленные Ангелы снова заснули  еще более крепким сном. А перед изумленными взорами кельтов открылась долгожданная Заповедная земля Межозерья. И возрадовались сердца доблестных рыцарей, разрыдались от счастья их жены, возликовали дети, разгладились морщины на мужественных лицах стариков. И поклялись они в тот миг построить в Межозерье такое царство и так возделывать Заповедную землю, дабы вернуть силы спящим Ангелам, пробудить их от сна и помочь им вернуться в свою Небесную страну.

И они стали неукротимо совершать это. А ставшие невидимыми Драконы постепенно воцарились на всей земле, захватывая слабые и падкие на искушения души многих и многих людей. Но потомки наших рыцарей – непобедимые воины, известные как казаки-характерники, еще до последних уже известных нам времен стояли на страже Добра и не позволили здесь в Межозерье воцариться Тьме и опустошению.

Здесь воистину была земля, текущая молоком и медом, благодаря чему Ангелы восполняли свои силы и вот уже готовы были окончательно пробудиться. Но после столь длительного многовекового напряжения духа устали и силы человеческие; и потомки казаков сами впали в глубокую дрему и забыли себя, своих предков, уникальность своей земли.

И вот теперь воцарившиеся по всей земле невидимые Драконы снова плотоядно потирают руки и хотят уничтожить последний очаг Добра и Света. Они пока еще не могут воцариться в Межозерье, где и по сей день живут в глубокой душевной дреме наследники Межозерья. Но через людей порочных или недалеких они навалились на беззащитные Озера. Они хотят отравить и лишить жизни  Могучего Хаджибея, а рядом безжалостной удавкой душат Прекрасную Куяльник. А спящие потомки рыцарей и казаков все не могут проснуться. Они и сострадают Озерам и даже понимают, что когда погибнут Хаджибей и Куяльник, то и им страшный конец придет – отыграются на них Драконы за все поражения, которые им нанесли их предки; но ничего сделать не могут – глубок богатырский сон.

Наступило время последней решающей Битвы, но вести ее некому. Убиваемый медленною смертью могучий Хаджибей и удушаемая прекрасная Куяльник из последних сил взывают к Новому Герою: кто же придет пробудить сегодняшних спящих потомков древних рыцарей и казаков, чтобы завершить предначертанную великую миссию?! Кто испросит у Бога прощения ослушавшимся Ангелам и его Небесной силой восстановит в Межозерье Царство Добра и Света, снова сделает Межозерье землей, текущей молоком и медом? Кто спасет жертвенно отдавших себя людям могучего Хаджибея и прекрасную Куяльник?

Когда-то спасение к людям приходило от Небесных Героев; сегодня же они ждут от Человека, чтобы он исполнился Божественной Силой и Мудростью и сам был готов на Подвиг, равный небесному.

На этом наша Былина не заканчивается, а только начинается… начинается прямо сейчас!

 

И.Фишман

 

Прочитано 1568 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии